Рубрика: Новый Монтень

Эсфирь Коблер

Эсфирь Коблер

Истоки европеизма

Фрагмент из книги
 
От автора: Книга «Истоки европеизма» первый раз появилась в интернете в 2000 году, затем издавалась в 2003 и 2010 небольшими тиражами. Автора интересовали в первую очередь те произведения европейской культуры, которые повлияли на становление европейской духовной традиции. Однако сейчас, в ХХ1 веке, европейские, в том числе и российские, духовные традиции утрачивают свою идентичность. Поэтому автору кажется, что книга эссе «Истоки европеизма» наиболее актуальна именно сейчас.
 
Агамемнон
 
Европа цезарей, церквей, республик, костров инквизиции, печей Освенцима, войн и революций, Европа духовных подвигов христианства, Возрождения, исследований духа, великой музыки, вселенской философии своим рождением обязана подвигу, жизни и смерти одного человека, чью память она недостаточно чтит: Агамемнону.

№ 28 (592) Читать
Борис Колесов

Борис Колесов

Летний ёжик

Сказ
 
Зимний славный ёжик – это когда мороз трещит, метель метёт, а ты лежишь посреди гари, занесенной снегом: спрятался под опалённым обломком славного кедра и славно посапываешь: видишь славные сны про континентально жаркое лето. У нас такое дело в обычности, потому как ближе к осени уйдут огнём и дымом миллионов десять гектаров леса, а ты, значит, не тушуйся, всё равно ищи себе местечко, чтобы зимой отдохнуть, весной проснуться и радоваться летнему славному пришествию солнышка. Вот начинает она, родная природа, изумрудиться всячески, тогда пожалуйста – имеешь право считать себя летним ёжиком.
В обычности по июню мастерю для семейного удовольствия приятственное местообитание. Люблю строить домики, хоть последнее время дыма и огня хватает с избытком. Сгорит жилище, не сгорит… а что поделаешь, коль пламя не спрашивает моего разрешения на огненное это, непохвальное поселение посреди русских лесов? Нынешним летом сижу в домике.

№ 27 (591) Читать
Александр Рыбин

Александр Рыбин

Заячьи истории (часть 1)

Побрехаец и куча рассерженных ёжиков
 
В один из ненастных дней, осенним ветром во двор к зайцу Побрехайцу занесло клочок газеты. Небольшой такой клочок, в полстранички. Ну и что ж такого, мало ли чего по небу летает от дуновения атмосферы! Ничего, конечно, стоящего никогда и не прилетало – так, то листья жёлтые пожухшие, то ещё какой мусор.
Правда, один раз принесло холодным утренним ветерком почти свежий, хрустящий листок капусты. Да и то Побрехаец был не очень уверен, что этот подарок именно с неба к нему свалился, так как именно вечером предыдущего дня он таскал в погреб мешки с капустой, делал заготовки на зиму. А утром, выйдя на крыльцо, сладко потягиваясь, он и обнаружил на дорожке, ведущей к дому, аппетитный, зелёненький с белыми прожилками листок капустный. Ну да ладно, ветер ли принёс (а утром было ветрено) или сам обронил, не в этом дело.

№ 27 (591) Читать
Любава Горницкая

Любава Горницкая

Третий выпускной

Ханна впервые умирала в месте, где положено жить. Родильный приют купца Попова занимал южный павильон особняка, отданного благотворителем под нужды лечебницы. Жизнь Ханны мерцала тускло, не пробиваясь своими голубино-сизыми искорками сквозь яркую и злую осень фальшивого городка Нахичевани. Настоящий – древний, уже три тысячи лет как ощерившийся в мир островерхими каменными башенками – находился далеко, за горами и лесами. Или, скорее, за душной опожаренной прикавказской степью. Этот же, привычный, скрал его имя, приклеив неловкое «на Дону» и тулился к Ростову боком. Не то сосед, не то независимая приживалка. Он прочил Ханну в новые дочери, смуглолицые, привыкшие к звукам падающих каштанов, снующие по улицам, подобно пчёлам с гербового щита. Но город ждал живых. А Ханна умирала.
Повитуха кое-как выпутала из пуповины ребёнка, синего от удушья, возилась умело, колдовала с животиком и грудиной.

№ 26 (590) Читать
Игорь Терехов

Игорь Терехов

Мадонна и творец

29 января 1837 года – роковая и глубоко загадочная дата
в нашей истории, с бесконечно длительными в ней отзвуками.
Г. Адамович «Одиночество и свобода»
 
В пятницу 29 января (по новому стилю – 10 февраля) 1837 года в 14.45 в своей петербургской квартире в доме Волконских на набережной реки Мойки, 12 скончался Александр Сергеевич Пушкин. Величайший русский поэт ушёл в вечность спустя два дня после дуэли с французским искателем приключений.
За несколько лет до трагедии тот был принят на русскую военную службу сразу офицером в гвардейский полк и быстро снискал популярность в великосветском обществе Петербурга, охочем до заморских затейников. Рослый, белокурый и голубоглазый красавчик, постоянно сыплющий каламбурами и нередко удачными шутками, не знавший отказов от дам, принялся ухаживать за первой красавицей имперской столицы – Натальей Николаевной Пушкиной.

№ 26 (590) Читать
Александр Евсюков

Александр Евсюков

Приступ

Рассказ-диптих
 
1
Мальчик жил на свете недавно, но уже многое чувствовал и понимал. Понимал, что мама с папой рано уходят на работу и всегда поздно оттуда возвращаются. Поэтому им и приходится на всю неделю оставлять его в городе Шахтино с бабушкой, а не забирать к себе в посёлок. А бабушка – она вроде бы и добрая, но всё-таки ядовитая, как чёрная змея-ехидна из передачи «В мире животных». Маму она почему-то не любит. Видно, у неё были другие планы на папину жизнь.
Поэтому с каждым купленным ему гостинцем она просто не могла не ввернуть что-нибудь язвительное про маму, и от этого самое лакомое мороженое, или пышная сахарная вата, или пузыристая газировка из сифона становились совсем не такими вкусными, как для всех других детей и некоторых взрослых.
– Я-то тебе вон что покупаю, а эта балбеска гонористая купит чего? Нет!!
Мальчик принимал осквернённые дары с потухшим взглядом и уже не мог их никуда деть – бабушка не спускала с него глаз.

№ 25 (589) Читать
Вениамин Кисилевский

Вениамин Кисилевский

Взрослые и дети

Рассказы из серии «Мимоходом»
 
Волшебник
 
Отрывок из разговора с семилетним соседом. Он поджидает возле магазина маму, пообщались.
Он:
– И что, если очень захотеть, то всё можно получить?
Я:
– Обязательно.
– А если я захочу стать волшебником?
– И волшебником тоже.
– А вы такого не хотели?
– Хотел, и уже стал.
– А что вы волшебного умеете?
– Много чего. Могу, например, менять направление ветра. И время тоже.
– А как вы это делаете?
– Ну вот, например, выхожу я на улицу, а ветер дует мне в лицо. Иду в обратную сторону, он опять в лицо мне дует, и так всегда, куда бы я ни шёл.
– А время как?
– Время тоже от меня зависит. Если я опаздываю, оно летит очень быстро. А если вышел с запасом или жду кого-нибудь, еле тянется.
Он долго молчит, глаза его туманятся, видно, как упорно пытается осмыслить сказанное мной.

№ 25 (589) Читать
Еркебулан Улыкбеков

Еркебулан Улыкбеков

Вечная юность

1.
 
Мы плыли по реке. Яр цеплялся за камни и скулил. Честно говоря, я не догадывался, что он может так трусить. И зачем я закинул его тогда к истоку городской речки? Я думал, что весьма недурно сложён, поэтому оголил торс, как мне казалось, на зависть уставшим мужикам, на радость молоденьким спортсменкам. Да, это было очень легкомысленно. Как и купание в мутной воде Алматинки, пусть и выше первой плотины, как и мои регулярные хулиганства с псом, как и многое, что приходило мне тогда в голову. В восемнадцать лет. Но, всё же, была и другая часть меня… Часть, которая невероятно скучала по недавно ушедшей Апатай, её пятничным молитвам, по её вере, что рано или поздно она встретится со своим отцом, которого мне посчастливилось помнить. Слава богу, был надёжный способ эту смертельную тоску направить в дело – я периодически захаживал к своей прабабушке, большой Апатай.

№ 24 (588) Читать
 Елена Адинцова / Виктория Семибратская

Елена Адинцова / Виктория Семибратская

Катюша

1.
Иван Кузнецов отложил в сторону мел и щёточку. Начищенные медали и латунная пряжка на ремне горели зеркалом, поймавшим солнечный луч. Офицер окинул придирчивым взглядом парадную форму и, не найдя в ней изъяна, подошёл к окну. Распахнул скрипучую створку и выглянул на улицу. Холодный ноябрьский воздух ворвался в комнату, наполнил её чужими запахами и звуками.
Сегодня ровно полгода, как я застрял в этом пряничном австрийском городке, отметил про себя Иван, так и не дошёл до Берлина, зато дожил до Победы. А это уже немало. Мысли мелькали отрывками, затеняя волнение, охватившее мужчину.
Где же носит этого мальчишку? Между пшеничными бровями пролегли две глубокие бороздки. Неужели что-то случилось? Ну не мог Люка опоздать в такой день. Праздничный концерт в Доме офицеров – событие нерядовое. Сколько времени репетировали, и что теперь? Иван бросил взгляд в угол комнаты, где на венском стуле стоял трофейный аккордеон, и вспомнил день знакомства с маленьким артистом.

№ 23 (587) Читать
Ольга Грушевская

Ольга Грушевская

Фарфоровая статуэтка

По дороге с работы домой он часто заходил в маленький антикварный магазин.
Чего там только не было! Покрытые пылью старые книги в кожаных переплётах, бронзовые подсвечники, тяжёлые люстры, с цветочным орнаментом сервизы известных немецких мануфактур, серебряные монеты из разных стран, фужеры, подстаканники, пепельницы и множество фарфоровых статуэток дам, кавалеров, садовниц, собачек и птичек. Но больше всего его привлекали монеты и старинное оружие, они хранили в себе историю и рассказывали о былом величии человечества. Когда-то он покинул родные земли и, тоскуя, невольно старался выискать в этой старой антикварной лавке нечто для себя особое, что напоминало бы о родных и родине.
Небольшую женскую статуэтку он поначалу не заметил – маленькая, ничем особым не выделяющаяся, она была неприметной среди множества других.

№ 22 (586) Читать
Вячеслав Харченко

Вячеслав Харченко

Почему я не женился на Алёне Полоуховой

Шейка-бедра
 
Восьмидесятилетняя Зина каждое утро ходит на рынок. Её кошка пьёт только парное молоко утренней дойки. Когда Зина в цветастом татарском халате проходит мимо нас с котом, то каждый раз просовывает сухие артритные пальчики сквозь рабицу и пытается погладить моего кота, спрашивая, кот это или кошка. Я отвечаю, что кот, но Зина каждое утро заново спрашивает, кот это или кошка.
В январе в Южном городе после длительных дождей резко похолодало, сначала ударил мороз, а потом выпал снег, предательски припорошив лёд.
Зина шла за парным молоком своей кошке, поскользнулась и упала, что-то хрустнуло в бедре, я сидел у окна и увидел, как она лежит у гаража и не может встать.
Сбежались соседи, вышел и я. Зину не могли поднять. Кто-то вынес стул. Пока ехала скорая, Зина сидела на стуле.
Потом бравые плечистые санитары водрузили Зину на носилки и засунули в скорую.

№ 21 (585) Читать
Анатолий Афонин

Анатолий Афонин

Вадим Вадимович

Вадим Вадимович был человеком технического склада. Пользоваться компьютером он научился довольно легко. В Интернете ориентировался как у себя дома. Новая модель мобильного телефона не представляла для него сложности, и осваивал он её без помощи инструкций. Здесь ему помогали необыкновенное чутье и прямо-таки нечеловеческая интуиция. Все эти способности вызывали у окружающих неподдельное удивление и даже восхищение, что, в свою очередь, удивляло Вадима Вадимовича. «Что же здесь необычного? Это же так просто!» – думал он в таких случаях. И ещё его удивляла реакция незнакомых, а особенно знакомых, на его имя.
– Вадим Вадимович! – неизменно представлялся он, чем вызывал улыбку, а иногда и смех. Ну, тех, кто его видел впервые, ещё можно было понять. Но как понять тех, кто его хорошо знал? Это его: «Вадим Вадимович!» – иногда просто заставляло их взрываться от смеха.

№ 20 (584) Читать