Юрий Иванов-Скобарь

Юрий Иванов-Скобарь

Четвёртое измерение № 8 (572) от 11 марта 2022 года

Подборка: Не время людей

* * *

 

полночь

нежданный стук в дверь

любовь?

судьба?

смерть?

угадай с одного раза

другого может и не быть

 

Змея

 

резким зигзагом

скользнула в траве

шелест шипенья

как зов преисподней

слава те ногу отдёрнуть успел

жизни чащоба

подбросит подарки

душу отдёрнуть

порой не успеешь

гадину встретив

 

Предзимье

 

устанем ещё от снега

от  чёрно-белых  безмолвий

от тусклых остывших  туч

от низкого горизонта

в виде лесного гребня

царапающего взгляд

царапающего сердце

от воя которым волки

выманивают луну

на карте протяжной ночи

последние ориентиры

обрывки коротких дней

 

Деревенская дорога

 

зима

темнота

постоянство Полярной звезды

путь далёк

только три фонаря на пути

тишина

словно времени не существует

то мерещится что вот сейчас

лавой татаро-монголы ворвутся в село

или выскочат волки навстречу

сволочи воют в окрестных лесах

то что-то лежит впереди

и становится страшно

пока не увидишь сена охапку

выпавшую из телеги

или бревно

 

* * *

 

взгляд за  окно

горизонтален снег

деревья вертикальны

и дым над баней

серый

белый

голубой

уже в раю

поленьев души

а жар их тел

остался  людям

вот взгляд на монитор

и строки замерли

решенье их судьбы

мгновенье

палец клювом завис

над буквенными шеренгами

клавиатуры

«Ввод»

и текст рванулся

в виртуал

согреет может

хоть чью-то

живую душу

надеюсь что твою

 

* * *

 

За окном – тишина,

лес стеной за дорогой,

поседевшее поле,      

и в сумерках ранних

спросонок неясно –

первый снег ли упал

на пожухлые травы,

хрупкий  иней прилёг ли,

как изморозь,  ночью,

или светит луна

всё откуда-то  сбоку,

красит белым

желтеющей нивы клочок?

А  следов не видать –

хоть глаза расприщурь,

затаилось зверьё,

выжидает, наверно,

что  вернутся опять

в свою норму дневную

эти  сырость и серость,

и мнится пока что –

и  летняя сытость…

Стражи зверей

и кикимор, и леших –

деревья поникли

и спят часовыми,

не в силах покинуть

постов  многолетних…

Ночь здесь –

не время людей...

 

Сельское кладбище

 

над кем-то берёза

над кем-то осина

над дедом раскидистый дуб

над бабушкой Пашей

сосна золотая

всё тянется в небо

цепляясь за воздух

веток руками

строгая ель

как в мундире из хвои

над папой стоит

в карауле предвечном

я клёны люблю

за разлапистость листьев

как будто ушедшие

в ту неизбежность

тянут к нам руки

свои трудовые

мы были

мы жили

вы помните нас

за красный ковёр

лоскутный из листьев

что скроет могилу

пред белым покоем

это считайте

моим завещаньем